Истина ничуть не страдает от того,
если кто-либо ее не признает
ПОСЛАНИЕ. Учительская Система

 

ТЕМА - Варианты новых форм идеологических платформ на современном этапе сценария и их воплощение в будущее.

Часть 1

Приветствую Вас, я – Учитель Пантелеймон. Рассмотрим важную для людей, на данный период времени, тему. Это очень важно, это очень своевременно с точки зрения тех существующих моментов, тех разочарований, тех постепенных разворотов, которые сейчас происходят, в том числе у населения России.

Если брать мир в целом, то в сценарном плане видно, что в Европе происходит взаимодействие миграционных потоков, это, по сути, формат 2,8 – 3,0D. И эта низкочастотная вибрация — она практически схватывает и бетонирует те культурные достижения, которые были ранее в Европе, и опускает Европу очень резко на задворки управляемости, культуры, внутреннего понимания единства и так далее.

 

Все те процессы, которые происходят там, они, по сути, являются косвенным растождествлением, поскольку те противоречия, те культурные столкновения, религиозные, эти платформы, эти люди, которые появляются в системе сценария Европы, которые пришли с Востока, они все как-бы раздирают на части те достаточно стойкие построения, которые были сделаны веками, в которые вкладывалось множество посевов тех цивилизаций, которые стояли в управлении сценарием.

Если спросить, почему это происходит и зачем, то, естественно, не сразу это можно понять.

Дело в том, что, чтобы что-то изменить, надо сначала разрушить фундамент и перестроить ту постройку, которая называется платформой, сценарием, ведь она основана не только на взглядах, мировоззрении и неком видении будущего, она основана еще и на религии, на понимании некого инерционного состояния тех моментов, тех ожиданий, которые были.

Сейчас в Европе ожидания уже меняются. Уже становится понятным, что мир уже не будет таким же, что завтра это уже не будет сегодня, и по улицам европейских городов будут ходить уже другие люди.

 

Такая же картина, но с небольшими изменениями, происходит и в России.

Но у вас это происходит с точки зрения изменения доверия власти, то есть налицо специально предложенная директивная стратегия воровства верхушки власти по отношению к тем наблюдателям, которые определяют сам народ России. И это воровство, эта немощность, беспомощность, ничего неделание – она становится и стала очевидной, и на сегодняшний момент те реформы, которые также были сделаны директивно, по пенсиям, по низким зарплатам и так далее, они все выводят состояние недоверия на более высокий уровень.

И это тоже форма растождествления, это тоже форма передачи одного исторического этапа в другой.

 

Если брать Африку, там эти процессы идут также в своем формате, в своем ключе, но уже с другим углом понимания, с другими направлениями событий, взаимодействий.

Если брать Америку, там также идут процессы созревания тех или иных моментов, хотя гораздо более медленнее. Можно сказать, что Америка из всех стран гораздо более медленно развивается с точки зрения некой подготовленности.

Там же идет Австралия и многие другие страны, которые развиты, которые законсервированы в силу своей территориальной изолированности и других причин, и в том числе и соведения цивилизаций.

Поэтому, если брать формат всего состояния сценария в мире, то практически во всех странах идет трансформация сознания через разные подаваемые события, условия, взгляды, информацию и так далее.

И эта подача идёт со стороны, если наблюдать как бы случайным способом. Как бы привносятся одни события, меняются на другие, изменяются состояния информационного поля, но так или иначе процесс идёт.

И на самом деле, этот процесс изнутри выглядит как замена цивилизаций, одна меняет другую.

Новая цивилизация, приходя на место старой, она не может полностью разрушить в силу определенных законов сценарного плана, она начинает добавлять, изменять, постепенно изменяя сознание человека.

 

Из этого следует, что сама по себе новая идеология – она должна естественно базироваться на тех возможностях, которые открываются у пространства.

И если брать вообще сценарий в сухом виде, тот, который должен быть в течение условно 20-ти лет, я думаю, что больший этап вас и не интересует с точки зрения некого дальнего взгляда, то этот этап — он достаточно консервативный с точки зрения именно ваших ожиданий.

То есть, там ожидаются и катаклизмы, и локальные, и даже не локальные войны с точки зрения вашего понимания, но все это не приводит к изменению некого миропорядка.

А что такое миропорядок?

Это – государство, это – власть, это — финансовая система.

Она не будет изменена кардинально с точки зрения этого периода, только будет определённое слияние государств, будет изменение в системе финансов в некую сторону трансформации, будет изменение по отношению к власти, как государственных структур и так далее.

Всё это только изменение.

Кардинально ни государство, ни финансы, ни состояние информационного поля по своей структуре не исчезнет и не появится новое.

А это означает, что оно будет консервативно меняться в разных форматах, в разном понимании тех исторических пластов, тех состояний, в котором они находятся сейчас.

 

Если на сегодняшний день взять ту же самую власть в России, то можно наблюдать, что в течение практически 20-ти лет у этой власти стоят одни и те же люди, и они уже успокоились с точки зрения своего присутствия, с точки зрения своих прав, которые они сами для себя определили по отношению и к народу, и к будущему, к своей личности.

Эта иллюзия, она естественно имеет под собой место, но сразу могу сказать, что эти иллюзорные состояния поддерживаются достаточно низкочастотными цивилизациями, вибрирующими либо в конце третьей, либо в начале четвёртой мерности.

А это означает, что эти люди — они не могут даже через свою цивилизацию проникнуть в далекое будущее и посмотреть на четыре-пять лет вперед с точки зрения даже собственной безопасности.

Как вы знаете, существует закон балансов, закон диапазонов, закон о пограничных состояниях, и этот закон не даёт право низкочастотным цивилизациям заглядывать за условный сценарий с точки зрения периода более 6-ти месяцев.

И, естественно, эти шесть месяцев практически ничего не дают, даже если цивилизация видит, что ее наблюдателя будут менять, арестовывать или убирать с точки зрения некого сценарного плана.

Если говорить о правительстве, то за это время она (цивилизация) уже ничего не может сделать с точки зрения, опять же, понимания внутренних заинтересованностей и вариантов построения сценария. Она оказывается уже в приготовленном фарватере событий.

 

И соответственно, исходя из того, что я уже сказал, вы, конечно же, за эти 20-ть лет увидите много новых политических лидеров, много новых интересных начинаний, в том числе и конструктивного плана, в том числе и которые похожи на человекоподобие, на нравственность человека, на его некую культуру. И это действительно будет происходить под давлением, опять же, и частотной среды пространства, и под давлением новых цивилизаций и Учителей. И это и происходит.

 

Но стоит вопрос, как в этом двадцатилетии разместить платформу новых идей, новых состояний, которые остро необходимы, поскольку на сегодняшний день сама по себе безыдейность власти и государства, да и самого народа в виде наблюдателей изолированных — она является самой большой проблемой, которую необходимо решать.

Поскольку если у народа, у нации есть идеи, есть путь, есть некая система понимания себя в будущем, то это главное, это необходимое, потому что это есть единство, поскольку единство — оно превращает народ уже в непоколебимый вектор, который движется в том или ином направлении.

Эти конструктивные взаимодействия, были использованы при Советской власти, при построении социализма в шестидесятых, в семидесятых и в конце пятидесятых годов. И, естественно, эти единства, это понимание, эта внутренняя система взглядов – она давала единую веру и понимание наблюдателей по отношению друг к другу и к будущему.

 

На сегодняшний момент можно это узаконить как основу идеологии.

Идеология должна объединять людей в их состоянии не просто развития, а понимания будущего, понимания своей страны, понимания своей роли с точки зрения привнесения тех или иных условных значений, которые могут быть полезны в состоянии, опять же, единства и единомышления.

 

Здесь нет смысла обращать внимание на внешние угрозы или состояние каких-то игровых сценарных планов, поскольку любой конфликт, война — это всего лишь игра, выстроенная заранее, опять же, с помощью наблюдателя.

И мы вам уже очень давно говорили, что даже если 2% наблюдателей проснутся и начнут сопоставлять себя с точки зрения какого-то единства, понимания, с точки зрения видения в будущем, то этот вектор быстро подхватывается и становится главным с точки зрения вообще исторического движения всего государства, всей системы, сценария. И это архи ВАЖНО для понимания и осознания.

Почему так происходит?

Потому что два процента пробудившихся, проснувшихся — это практически контрольный пакет акций по отношению к тому опыту, который есть.

Если внутри опыта пробудившиеся люди, а их и так, по сути, максимум 3 — 4%, реально начинают взаимодействовать с пространством будущего, представляя его в других тонах, других видов, с другими лидерами, с другим политическим строем, то это начинает реализовываться.

 

Почему так происходит?

Почему это необходимо понять?

Дело в том, что у этих пробудившихся тоже есть цивилизация, тоже есть некий актив, который диктуется, который директивен, но эта директивность – она не является жесткой, не является, условно говоря, правильной с точки зрения понимания некого деструктивного пространства, как сценарий.

Эта правильность определяется уже единством и Учителей, и условием понимания Душ этого пространства будущего, и самих цивилизаций, которые уже пришли на замену и определяют себя в новых состояниях.

 

Почему новым цивилизациям не интересен старый сценарий?

Во-первых, он выстроен не ими,

во-вторых, он определён для низкочастотных вибраций, сделан низкочастотными цивилизациями, которые, мягко говоря, уже устарели.

Это примерно так же, как сейчас ездить по улицам на лошади или на велосипеде, поскольку это уже вчерашний день и вчерашний вид взаимодействия.

Этот вид взаимодействия был основан на зависимости человека, от связи с его деньгами, с властью, с работой, с социальным эгрегором, с семьёй и так далее.

Все эти состояния сейчас стали относительными.

Они перестали иметь вид обязательного состояния.

И эта внутренняя свобода, которая уже появилась у этих 2-х условных процентов,  говорю пока условно, т.к.мы сейчас не называем, потому что по каждому региону эти проценты разные…это тоже нужно понимать.

И это состояние свободы, это состояние некого безразличия к этим зацепамони формируют у человека новое состояние потребности в некой новой среде обитания.

 

Это примерно так же, как если человек, который всю жизнь прожил при социализме, а таких много, перешел в состояние вот этой новой эпохи, которые прошли через реформы, через обнуление финансовой системы, и у этого человека остается вера в коммунистический строй, в партию, в систему социализма.

И сейчас много пенсионеров, которые естественным образом считают, и это директивное состояние поддерживается многими цивилизациями, что старый строй был лучше, был он более гуманен по отношению к человеку со всех сторон, со всех его потребностей.

Сейчас эти люди находятся в пенсионном возрасте.

И поскольку молодёжь этого строя не видела и ей не с чем сравнивать, и она, просто понимая, что этот строй не является в их отношении понятным для них, который поддерживает их состояние возможностей, то они просто к нему относятся либо нейтрально, либо безразлично, либо с небольшим оттенком отвращения.

А, следовательно, это состояние определяется как форма, которую можно выразить неким ожиданием, ожиданием перемен, поскольку люди, возмущаясь или определяя сценарий как нечто, условно говоря, плохое, хотя нет плохого и хорошего, выражают свое желание или выражают свое отношение и начинают ждать этих перемен, что они наступят, и таких людей уже набралось более 7% из общей точки зрения наблюдателей.

 

Естественно, к сожалению, не все 2% проснувшихся, хотя их гораздо больше, ждут перемены во власти, в системе государства, поскольку им просто безразличен этот аспект. И многие из них, и, в общем-то, правильно, догадываются, что придёт другой, но ничего не поменяется, а будут только новые формы систем увода различных социальных состояний в виде, опять же, сценарного плана.

И здесь вопрос стоит в том, что эти убеждения, представления зиждутся просто на неверии в некие формы перемен с точки зрения конструктивных взаимодействий. И в этой точке зрения необходимо сказать, что эти конструктивные взаимодействия не только возможны, но и нужны сейчас.

 

Итак, у нас первое, что необходимо сказать об идеологии, что она должна отвечать параметрам единства некой нации, народа по отношению к пониманию  будущего.

А что такое единство понимания будущего?

Здесь взгляды сразу же начинают разделяться. У кого-то это организация свободы, свободы выбора, свободы образования, свободы проживания, свободы работы и так далее.

Здесь эта свобода – она, как кислота, начинает разъедать старый сценарий, предполагая совершенно другое устройство общества, совершенно другую систему ценностей, взглядов, совершенно другую систему образования, и не говоря уже о здравоохранении, которое вообще перевернуто с ног на голову, и совершенно не оказывает положительного воздействия на здоровье человека, а скорее всего наоборот.

 

Но это не главное в нашей беседе, а главное то, что сам по себе сценарий с точки зрения, опять же, подхода к идеологии должен содержать некую форму и отношения человека к себе, некую меру ответственности, в которой он будет уже понимать, что не болезнь возникает с точки зрения неких внешних причин, а что он сам является активным пользователем, участником, а если он осознан, еще и действующим лицом создания этой болезни, если она, конечно, не кармическая.

 

И эта философия – она переносится и на образовательный процесс, что само по себе образование раньше определялось как нечто необходимое для сценария, для зависимости, зависимости в работе, в получении финансов, зависимости для определения себя в статусе члена семьи, по отношению этого статуса к друзьям и так далее.

И в этой системе, в этом понимании есть очень много подвохов, подводных камней, которые очень сложно представимы по отношению к этой форме идеологии.

Итак,

после вектора единства в этой идеологической платформе необходимо отразить вектор некой системы ответственности за осознание того пространства, которое человек потребляет, видит, принимает, осознает.

Эта ответственность и есть тот функционал, который определяется у пробудившихся людей.

Эти люди видят этот мир с точки зрения иллюзии, с точки зрения привнесенных значений, а значит, они эти приведенные значения могут оценивать с разных точек зрения.

И у некоторых, это является неизбежным, у некоторых, это является некой формой взаимодействия, у некоторых, это является опытом и причиной изменить этот опыт в неком новом состоянии, новом взаимодействии.

 

Значит, сама по себе мера ответственности и взаимодействие с пространством будущего — это и есть, опять же, признак новой идеологии. Взаимодействие с пространством будущего — это означает, что человек это пространство видит, понимает, что он представляет себя в этом пространстве.

Многие или практически все ваши обучающиеся на первом, втором курсе имеют самую слабую систему взглядов именно в будущем, поскольку для них очень легко представимо их сегодняшнее состояние, но очень сложно представимо их состояние в неком конструктивном взаимодействии, если только оно не является утопическим в виде поселения, в виде какого-то условного пионерлагеря, где будут узаконены или установлены права конструктивного взаимодействия людей между собой.

Это возможно, но это на сегодняшний день не является главным и основным.

 

Итак,

платформа идеологии должна отвечать некой мере ответственности и взглядам человека по отношению к будущему.

Так вот, вопрос в том, что сама по себе идеология и должна формировать это будущее как некую возможность формировать его в принципе.

А что такое возможность формировать в принципе?

Это означает, что человек должен выходить или выйти и растождествиться с некой формой зависимости по отношению пространства и его самого.

Это, прежде всего, деньги, это состояние зависимости от своих личных обязательств в социуме, это состояние зависимости по отношению к родителям и так далее.

Это не означает, что их надо разрушать, это означает, что сама по себе замена отношений является как раз необходимой для создания этой формы идеологии.

 

Как это можно понять буквально?

Предположим, что есть семья, муж и жена, у них есть отношения, которые складываются уже несколько лет. И, естественно, горячая пылкая любовь, которая была в начале, она уже прошла. Но остались их взаимоотношения по отношению к детям, по отношению к тем формам социального поведения, которые эта семья должна образовывать: это воспитание детей, это походы в детский сад, школу, проверка дневников, это общение с родителями и так далее.

Естественно, при нарушении одним из членов семьи этих обычаев, этих устоев, естественно, создается некий резонанс, некий пример, некая система нарушения взглядов, и начинается процесс разрушения семейных отношений, неважно на какой почве это произошло: на почве сексуальных отношений, на почве непонимания, на почве привнесённых вредных привычек, алкоголя, наркотиков, на почве потери работы и зависимости от денег или просто на почве новых знакомств, новых связей, новых отношений.

Это значения не имеет.

Самое главное имеет отношение, что человек в этом смысле начинает сознательно разрушать то, что его связывало раньше.

Так вот, если у человека будет определена новая идеология, и он ее поймёт и примет, то он не будет разрушать ничего по отношению к своему будущему, потому что он уже всё это будет допускать как естественное состояние, как естественная возможность выхода из той или иной ситуации.

 

Что это в буквальном смысле означает?

Что,  если у него нет любви по отношению к женщине или к мужчине, с которой живет человек или с которым живет человек, то и нет смысла продолжать эти отношения, потому что они переходят в долгосрочные конфликтные состояния, которые сказываются и на психике детей, и на содержательной части их будущего, и на состоянии здоровья самих родителей, окружающего пространства.

И, естественно, здесь у человека, если он уже освободился от этих, так называемых, форм, нет таких форм привязанностей, хотя есть его семейные отношения.

 

Как мы вам говорили, что существовали и существуют в параллельных пространствах цивилизации, где нет понятия и эгрегора семьи, а есть просто понятие существования разных полов вместе по отношению к тому периоду времени, который они выбирают, в котором они живут.

И эта свобода состояний, с одной стороны, ограничивается возможностями пространства, директивным состоянием, это финансовое положение женщины, прежде всего, или мужчины, ну и, соответственно, это определение детей в своем социальном статусе в будущем. Это действительно сейчас важно.

Так вот новая идеология — она должна все эти консервативные аспекты трехмерного пространства полностью удалить.

И это огромная работа — представлений вас в будущем пространстве.

То есть, надо удалить и зависимость от денег в принципе, и во взглядах, и в состоянии государственного устройства, удаление некоей обязательности выполнения тех обязанностей, которые ставит работодатель перед работником и наоборот.

С одной стороны, это добровольное согласие, с другой стороны, оно не может быть ограничено или привязывать человека, как раба, с точки зрения тех причин, которые ему определяет пространство.

Допустим, у него мало денег, и он обязан работать именно на этой работе, поскольку ему пространство не дает выбора.

 

Вы можете сказать, что можно придумать сколько угодно, но сценарный план будет именно таким.

Нет, как раз он не будет таким, если эту идеологию выстроить.

Ведь когда большевики, революционеры выстраивали идеологию социализма, она смотрелась гораздо более глупо, неестественно и вообще фантастично по отношению к тому старому режиму, который был уничтожен и разрушен, чем то, что мы сейчас обсуждаем.

Ведь, по сути, мы обсуждаем включение в идеологическое пространство тех состояний, которые будут раскреплены, растворены, разрушены в человеке по отношению к его привычному состоянию в 3D.

В этом нет ничего особенного, это ведь только отношение, это не поступок, это не взаимодействие, это не трансформация человека, это всего лишь, вернее, это трансформация, даже больше — растождествление.

А трансформация уже наступит в делах, в поступках, которые ему будут собирать, и он будет участвовать в этих собранных событиях.

 

Это только начало нашей беседы.

То есть мы заякорили сейчас три момента:

1.Это единство, которое должно быть в системе взглядов, в поступках, и в государстве, и у человека, и в системе его понимания.

Единство, в котором находится его состояние, состояние Души.

Единство — это доверие по отношению к тому народу в сообществе, в котором он проживает.

Это единство можно выстраивать и в малых коллективах, и в больших тоже.

 

2.Это состояние некого нового взаимодействия с системой понимания пространства, с системой некой меры ответственности по отношению к своей осознанности.

То есть, эта мера ответственности, я бы так сказал, мера, не мера, а даже некая новая форма понимания, осознания пространства по отношению к собственным взглядам, собственным поступкам, собственным состояниям себя в будущем и по отношению, прежде всего, к своему здоровью, и по отношению к тем факторам, которые сдерживают, которые являются якорящими по отношению к его будущему.

 

3.Определение человека в системе трансформации, в системе новых пониманий себя, нового понимания мироустройства.

И оно вполне допустимо, и такие уже достижения есть.

 

И эти государства – они существуют, и их будет всё больше и больше.

Вопрос только в том, насколько быстро сама Россия, в том числе, превратится в это государство и станет в этом плане наиболее перспективной страной в мире. Это очень вероятно.

И пока еще эта версия отрабатывается, и мы над ней работаем.

 

Пантелеймон

Учительская Система

 

ЧАСТЬ 2 - ожидается

Категория: ЧЕЛОВЕК | Просмотров: 18 | Добавил КЬЯРА, 30.09.2019
Всего комментариев: 0
avatar